Мысли вслух

Хрупкий мир скандадьного Ларса фон Триера. Режиссер парадоксов

17/08/2015

Практически каждый человек хоть раз в жизни слышал имя скандального датского режиссера Ларса фон Триера. Его кинематограф завораживает и не может оставить равнодушным никого, даже самого глубокого скептика. Он вызывает либо бурю восторженных отзывов, либо же резкой критики и негатива.

Но гениями просто так не становятся. Зачастую следует обратиться к биографии человека, чтобы понять образ его мышления, истоки философии и полёт фантазии.

Изучая биографию Ларса фон Триера: все множественные миры и герои его фильмов складываются в единый хрупкий пазл. Поступки, мышление и философия его героев становятся яснее. Туман непонимания рассеивается и хочется снова и снова, уже осознанно, погружаться в его прекрасные драматические картины.

Деревья в сказочном лесу. Туман и лес

 Photo by Kundan Ramisetti

Сотканный из парадоксов

Ларс Триер родился в Копенгагене 30 апреля 1956 года. Триером он оставался вплоть до 1977 года. Именно тогда он прибавил к своей фамилии незатейливую приставку «фон», и по сей день никто точно не может сказать, было ли это жестом королевской гордости, или же Триер просто решил пошутить.

Ведь «фон» является одной из немецких приставок, говорящих о принадлежности к титулу. Но самое забавное, что Ларс не только никогда не был «фон», он также никогда не был и «Триером». Со временем он узнал, что тот человек, которого он всю свою жизнь считал отцом — Ульф Триер, социал-демократ еврейского происхождения, никогда не был его биологическим родителем. Настощим же отцом Ларса был немец Фриц Михаэль Хартманн — работодатель его матери. И ведь это так «по-триеровски»!

Вся история с фамилией и происхождением именно в духе его фильмов: всю жизнь считать себя евреем и оказаться в итоге немцем. Ларс фон Триер соткан из таких парадоксов. Предоставленный на воспитание самому себе, он должен был научиться сам отличать добро от зла, а ложь от правды. Он рос без каких либо привитых ему рамок и идеалов, лишь через наблюдения за своими родителями, природой и тем, что его окружает, он понимал и постигал мир.

мальчик у моря. ребёнок у моря

«Теперь вы не удивитесь, почему я так ненавижу женщин»

С самого детства Ларс воспитывался как умный и взрослый ребенок. Его мать, Ингер Триер, была довольно невротичной женщиной с множеством фобий, но она знала с самого рождения своего сына, что Ларс — особенный. Ведь Ларс был плодом её безумной, но не взаимной любви к её начальнику, Михаэлю Хартманну.

Она перенесла свою фанатичную Любовь к Хартманну на Ларса: верила, что её сын станет архитектором, как и его отец, что он станет его копией. Но в ней не было ни капли материнской заботы.

LarsVonTrier (1)

Позднее, рассказывая про свою мать, Триер скажет: «Теперь вы не удивитесь, почему я так ненавижу женщин.». Ведь для него единственным настоящим родителем всегда был Ульф Триер. Он никогда не отказывал Ларсу во внимании и дарил ему ту теплоту и заботу, которую он не получал от матери.

Мир фантазий и сказок Триера

Уже с самого детства фантазия Ларса фон Триера буквально кипела. Занимая себя и соседских мальчишек играми и необыкновенными историями, он собирал образы и идеи для своих будущих фильмов с самого детства. Он всегда был полон затей, мог часами валяться в своих «потайных уголках» в доме и придумывать себе все новые и новые истории и сюжеты для фильмов. Или же занимался изобретением чего-то.

Весь дом Триеров был буквально наполнен идеями и вещицами Ларса. Будь то канатная дорога, чтобы поднимать рубашки с первого этажа, прямо к нему в комнату, или пульт для телевизора размером практически со стол. Он постоянно стремился к изобретению чего-то нового, и идеи переполняли его. Правда то воодушевление, с которым он так принимался за различные дела в доме, никак не помогало его успеваемости в школе.

Сказочный мир лар фон Триера

Движимый фобиями

Воспитываемый в полной атмосфере свободы, Ларс фон Триер никак не мог адаптироваться к рамкам школы. Он просто не понимал, для чего он должен сидеть в четырех стенах и зачем ему делать то, что ему абсолютно не нравится. К тому же, от матери Ларсу передались нервозность и фобии, которые мешали ему находиться вне дома. Он боялся наступления войны, боялся болезней.

Со временем все его фобии стали прогрессировать в обсессивно-компульсивное расстройство. Каждый вечер маленький Триер расставлял предметы на подоконнике, это было его обязательным ритуалом для того, чтобы предотвратить войну. Только потом он мог лечь спать. Около его кровати всегда стоял таз, на случай, если он вдруг заболеет чем-то, проснется и его вырвет. По сей день Ларс фон Триер страдает от фобий. Время от времени у него случаются обострения, сопровождающиеся сильнейшими депрессиями, которые длятся до тех пор, пока в его голове не появится идея для нового фильма.

конверты природа

Глядя на свою мать, Ларс фон Триер и подумать не мог, что все эти расстройства и фобии являются каким-то отклонением от нормы. Ведь она была для него неким образцом и примером на тот момент. Ингер Триер была настолько подвержена страху смертельной болезни, что всегда хранила дома упаковку снотворного, на случай, если узнает о каком-либо смертельном заболевании.

Видя все это, Ларс думал, что бояться — абсолютно нормально, что это и есть норма, и бояться нужно. Задавая маме вопрос, заболеет ли он завтра раком, он получал совершенно холодный и правдивый ответ: «Все может быть». Его мать всегда общалась с ним, как с взрослым, и удостаивала его таких же взрослых ответов на вопросы.

Антихрист Ларса фон Триера фильм

Движимый фобиями и свободно воспитанный Триер не мог найти себе места в школе, он был подвержен избиениям и насмешкам со стороны одноклассников из-за маленького роста и хрупкого телосложения. Время от времени он прогуливал занятия, сбегал из школы в лес и бродил там часами, наслаждаясь природой.

В дальнейшем любовь Триера к природе обязательно скажется в его фильмах. Особенно последняя «Трилогия депрессии», включающая в себя такие фильмы как: «Антихрист», «Меланхолия» и «Нимфоманка (1 и 2)».  В своем большом интервью для книги «Меланхолия гения. Ларс фон Триер. Жизнь, фильмы, фобии» авторства Нильса Торсена, Ларс фон Триер скажет:

«Я вообще-то довольно долго хотел заниматься природой. Мне очень рано подарили три толстенных тома «Жизни животных» Брема, которые меня безумно интересовали».

Ларс фон Триер Нимфоманка фильмы

Почему Триер был так поглощён природой? Что ещё кардинально повлияло на его творчество? Читайте в нашей следующей статье о восхождении Триера на режиссерский Олимп и о знаменитой нимфоманке.

You Might Also Like

Без комментариев

Ответить